среда, 6 мая 2015 г.

Про деда.

Фото сделано после войны, сразу после возвращения домой.

Наш дед, по материнской линии, – Локтин Иван Кондратьевич, 21.01.1911 года рождения, могут по документам присутствовать как 20-ое, так и 22-ое число, со слов бабушки эти даты «ненастоящие» в связи с датой смерти Ленина, и в документы вписывались другие, «чтобы не гуляли в день смерти вождя». Призван в действующую армию в июне 1941 года, в 709 стрелковый полк 178 стрелковой дивизии. Дивизия была сформирована в Омске на базе Омского пехотного училища из призывников Омской области и Алтайского края, но достаточно часто в военных документах носит неофициальное название «Алтайская».

Фотография, судя по всему, сделана перед отправкой на фронт в июне-июле 1941

Уже в июле 1941 года его полк принял свой первый бой под Смоленском, с конца июля по сентябрь полк в составе дивизии перемещался с боями от Ярцева, Сафонова, до Западной Двины, полк деда непосредственно в этом районе воевал в около озера Кочевицкое между населенными Новоивановское и Хотино.
После боев под Смоленском и в районе Западной Двины с октября 1941 года дед со своим полком обеспечивал отход и перегруппировку войск на Калининском направлении. Коротко – он попал подо Ржев. Если так можно сказать про Ржев, то ему повезло, он оказался со своей дивизией в составе южной группировки войск, а не северной. Ему действительно повезло, его дивизия только за три дня боев с 17 по 19 октября 1941 года на обороняемом направлении участка фронта Кресты-Мологино-Аполево-Фролово потеряла 2500 человек личного состава. Под Фролово дед выжил: он не оказался в окружении, не умирал в болотах, ему досталась другая доля, он два с лишним года наступал и отступал подо Ржевом, постоянно.
А теперь для ясности, наш дед – старшина отдельной истребительной противотанковой батареи. Дивизия стрелковая, полк такой же, пушки противотанковые в составе такой батареи – «сорокапятка» и живет эта батарея «на передке» практически в окопах первой линии, а иногда, если имеются танкоопасные направления, перед окопами. Бабушка рассказывала, что он нырял в Волгу за пушкой, которая утонула при обстреле ледовой переправы, когда они отступали. Судя по всему, это было как раз подо Ржевом, и скорее всего январь 1942 года,  Январь 1942 года, Волга, а он под лед нырял... Две веревки: одной себя обмотал, второй – пушку... Мужики вытащили  обоих…

9 декабря 1942 Приказом № 0385/н по 709 сп 178 СД  старшина отдельной истребительной противотанковой батареи Локтин Иван Кондратьевич награжден медалью «За боевые заслуги»: «за то, что он с 25 ноября 1942 года проявил смелость и мужество, под градом пуль и снарядов доставлял своевременно боеприпасы непосредственно к орудиям, двигавшимся в боевых порядках нашей пехоты, этим самым дал возможность бесперебойного ведения огня батареи. Тов. Локтин во время боевых действий оказывал помощь раненым бойцам и командирам, где лично им вынесено с поля боя 6 раненых красноармейцев с их личным оружием, и двум легко раненым красноармейцам оказал помощь на месте.»
Выписку из Приказа можно найти по этой ссылке (3-тья страница):
http://www.podvignaroda.mil.ru/?#id=22519167&tab=navDetailDocument

В марте 1943 года дед принимает участие в Ржевско-Вяземской наступательной операции, вообще все знаменитые наступательные операции 1943 года подо Ржевом, Вязьмой, Смоленском без него не обошлись. В августе того же 1943 года его дивизия принимает участие в Смоленской стратегической наступательной операции, и им досталась «почетная обязанность добыть ключи от города Смоленска» - разгромить крупнейшую на тот момент немецкую группировку войск в районе деревни Кулагино. Все бы ничего, но немцы занимали господствующие высоты, да и реку Царевич там надо было форсировать. 19 августа 1943 года они эти Кулагинские высоты взяли, восемь линий траншей, три линии проволочных заграждений и минные поля, дед выжил, деревня Кулагино нет. Нет такого населенного пункта с тех времен на карте. Ближайший есть – Духовщина, они там тоже лиха хлебнули так, что 19 сентября 1943 года в соответствии с Приказом Верховного Главнокомандующего №17, войскам 178 Кулагинской стрелковой дивизии, и деду нашему, Москва салютовала 12 залпами из 124 орудий.
Приказом по 709 сп 178 СД № 312/н от 15 августа 1943 года старшину батареи 45-мм пушек Локтина Ивана Кондратьевича наградили медалью «За отвагу»: «за то, что он в бою за рощу Вост. д. Уткино Ярцевского района Смоленской области, 13-14 августа 1943 года, несмотря на ураганный артиллерийско-минометный огонь противника добился своевременного обеспечения личного состава батареи горячей пищей и боеприпасами.»
Выписку из Приказа можно найти по этой ссылке:
http://www.podvignaroda.mil.ru/?#id=17507627&tab=navDetailManAward

За эти бои, дивизии было присвоено почетное наименование – Кулагинская, и стала она называться 178-я Кулагинская стрелковая дивизия.

Теперь пояснение, и некоторое развенчание «семейных мифов», не знаю как у вас, а у нас на основе воспоминаний о деде жил миф о то, что он воевал «в финскую», подразумевалось 39-40 годов, т.к. он «брал линию Маннергейма». Нет, дед в ту компанию не воевал, а вот линию Маннергейма действительно брал, в 1944 году.
В январе дивизию деда перебрасывают под Ленинград с Калининского фронта на Ленинградский. Дед принимает участие в окончательном снятии блокады Ленинграда. За бои по снятию блокады под Новосокольниками, (26-27 января 1944 года), дивизию награждают орденом Красного знамени, и она становится Краснознаменной.
За взятие Новосокольников, важного железнодорожного узла, в соответствии с Приказом Верховного Главнокомандующего №19 от 29 января 1944 года, войскам 178 Кулагинской краснознаменной стрелковой дивизии, Москва салютовала 12 залпами из 124 орудий. До марта 1944 года, дед воевал опять в наступлениях. Была передышка, если так можно сказать,  доукомплектование дивизии между Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операцией января-марта 1944 года и Выборгско-Петрозаводской операцией (июнь-сентябрь 1944г.). Вот при последней, Выборгской, дед и брал штурмом линию Маннергейма. За активные боевые действия, а так же за взятие Выборга, 386, 693 и 709 стрелковым полкам 178 дивизии присваиваются почетные наименования – Выборгские. Есть в Выборге Площадь Выборгских полков, где отлиты в бронзе все номера этих полков, в том числе и полк нашего деда. После капитуляции Финляндии, у дивизии была реальная возможность отдохнуть, но, похоже, у деда не получилось, если я не путаю, то именно во время, со слов бабушки, деда контузило, он лежал в госпитале, а она на него похоронку получила. А в апреле 1945 года, когда он вернулся в строй, их дивизию перекинули на 2-ой Прибалтийский, в Латвию, для ликвидации Курляндской группировки. Там он и воевал до 15 мая 1945 года, во всяком случае в журналах боевых действий полков 178 дивизии последний крупный бой значится за этой датой, а вот журнал боевых действий 709 Выборгского стрелкового полка заканчивается 27 июня 1945 года.  Встретил наш дед Победу под Митавой, ныне Елгавой, в Латвии. Тут его и наградили последней медалью «За Победу над фашистской Германией».

Вот такой путь выпал на долю нашего деда.

P.S. История боевого пути деда может содержать некоторые неточности по времени, т.к. воссоздавалась на основе открытых источников, но будет уточняться по мере обнаружения новых фактов.